?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Исповедь грешницы

В субботу программа "Профессия репортер" выходит со специальным выпуском, посвященным вчерашнему теракту в "Домодедово".
А фильм, который они показали на прошлой неделе, вызвал большой интерес у зрителей, поэтому хочется на нем остановиться поподробнее.
Продюсер программы Сергей Ерженков рассказал, как снимался фильм Ольги Щанкиной "Исповедь грешницы":

"В Белореченск мы ехали в радостном предвкушении. Из телефонных разговоров с семьей героини становилось понятно, что мы раскопали вторую Кущевку. Охватывало волнение: вот остался последний археологический слой, а за ним – Троя и прижизненная слава Шлимана.
В первый день нас ждало разочарование. В городе не оказалось главы района. Зашли к заму. Странные ужимки, лукавые улыбки. Заговорщицки подмигнув, предлагает укрыться от ушей в пивнушке, где с упорством Сизифа принимается предостерегать нас от опасностей. Пиночет (прозвище главы, не самое, впрочем, язвительное), хитрый лис, загодя прознал о наших злокозненных планах и неудобным вопросам предпочел рождественских стол у родственников в Германии. Накануне отъезда он провел оперативное совещание, на котором обсуждалась подготовка к визиту журналистов. Внесли предложение опоить НТВшников слабительным, чтобы дать им время в тихой, располагающей обстановке подумать о перспективах расследования. К счастью, такой метод воздействия Пиночет, соизмеряя эффект и последствия, не одобрил. Кишка у них оказалась для пургена тонка. Вместо этого – привычное ручное управление: порядок в городе – навести, все злачные заведения – на замок, проституток – выдворить, несогласных – на пушечный выстрел к журналистам не подпускать.
Слушаю это все и цепенею. Чтобы привести в покорность нервы, практикуясь в оригами – складываю журавлик из салфетки. Заботливый зам инструктирует, на каком такси перемещаться, где питаться, с кем проводить досуг. Подробно останавливается на последнем пункте: будут подкладывать смазливых девочек – будьте бдительны, а лучше вообще уйдите в глухую оборону, дайте себе обет воздержания. Обрываю журавлика по перышку и бросаю в пепельницу, покрываясь испариной. Вспоминаю останкинскую байку про съемочную группу. Ребята наснимали кучу убойного компромата на одного мэра, решили это дело отметить в компании приятной во всех сношениях дамы и, доведя дело до эндшпиля, у изголовья кровати заметили милиционеров, которые с отсутствующим видом стояли и заполняли протокол об изнасиловании. Поскольку дама охотно подтверждала догадки милиции, пришлось бартером менять протокол на кассеты.
Искромсав журавлика в клочья, не выдерживаю, спрашиваю зама, зачем он нам об этом рассказывает. По ходу объяснений проступает личная заинтересованность зама: судьба его уже предрешена, через пару месяцев он должен оставить свой пост, отчего теперь в претензии на начальство. Ну, думаю, все с ним ясно. Обиженный на жизнь, подозрительный тип. Распрощались с ним – и забыли.
Тем же вечером сели ужинать в ресторане при гостинице. Поели, собираемся расплачиваться. Из ниоткуда возникает армянин, держит курс к нашему столику. Поднос шало плещет водкой по углам, впереди подноса – услужливая улыбка. «Господа! – говорит он голосом советского конферансье, расстегивая верхние пуговицы рубашки, под которой виднеется увесистое золото в мехах его волос. – Не угодно ли вам еще по «пятьдесят» за счет заведения? Я – хозяин отеля». Переглянулись с ребятами, поводили плечами, обуреваемы сомненьями… ну и согласились дать на ход ноги! Подсел к нам. Разговариваем, краешком глаза фиксируя, как порывисто официантки меняют приборы и заставляют стол кушаньями от шеф-повара. Рассказывает о нежных, приятельских отношениях с Мишей Шуфутинским, какие у них сложились вот прямо за этим столиком, а потом нежданно и сверх всякого чаяния выводит нас на разговор о целях приезда – не связаны ли они с дискредитацией главы? Дальнейший монолог напоминает панегирик Исократа – цветисто, речисто, кудряво. Ценитель прекрасного, глава благоустроил и украсил фонтанами весь город. За что, между прочим, получил еще одно прозвище – Ваня-фонтан.
Параноидальные настроения усилились, когда и в третий день приехал тот же таксист, что возил нас два предыдущих дня. Мы становились подозрительными ко всему. Мы почти перестали есть. Когда же голод становился нестерпимым и уже не помогали сигареты, покупали в магазине печенья и пряники. Маленькими глоточками – на язык – пробовали кофе и чай, предложенный нам в чиновничьих обителях, где, как мы уверовали, против нас замышлялись провокации. Принимая душ в отеле, я стал озираться – нет ли где видеокамер?
Местные жители пугали нас историями про «Бобнов», преступную группировку, деятельность которой курируется лично главой, и которую он используется для нагнетания страха в городе и расправы с неугодными. Леденея, мы слушали истории о том, как насилуют и убивают детей противников Пиночета, как милиция крышует бордели и притоны, записанные на зятя главы. Очередной жалобщик, прежде чем перейти к сути проблемы, просил нас вынуть из телефонов «симки», будучи уверенным, что нас, как и его, поставили на прослушку. Ужасы тихого провинциального городка нас придавливали. Еще пару дней такой пагубы для психики – и я бы записывал ролики для youtube, восседая между Новодворской и Боровым.
Отработав негативную сторону репортажа, мы обратились за комментариями к тем, кого в городе принято называть «людьми Пиночета». Вопреки ожиданиям, мы не встретили существ с наружностью питекантропов и с раскаленными утюгами наперевес. Все они неожиданно оказались милыми, обходительными и учтивыми людьми. «Да, - сказали, - недовольные есть. Но все они маргиналы, вы же сами их видели». Трудно было с этим поспорить. Мы, почти одновременно и не сговариваясь, поймали себя на мысли, что соратники Пиночета внушают нам больше доверия и куда симпатичнее тех, чьи слезливые причитания мы вынуждены были слушать в продолжение первых дней командировки. В один из дней мы совсем потеряли страх и на радостях позволили себе поучаствовать в дружеском ужине. К тому моменту я уже свято верил в порядочность главы. Нас тискали, заключали в дружеские объятья и уверяли, что будут всегда рады таким гостям, как мы, каким бы в конечном итоге ни получился сюжет.
P.S. Прошли новогодние праздники. Жизнь в городе вошла в привычное русло, о нашем шумном приезде и думать забыли. Самое время сорвать завесу и посмотреть, что на самом деле за ней скрывается. И шеф-редактор Женя Баламутенко, вооружившись "производственными", отправляется в Белореченск инкогнито. Под видом туриста приходит отдохнуть в сауну, принадлежащую зятю главы, и без всяких проблем снимает девочек. Разумеется, мы показали это непотребство в своем фильме. После эфира наши телефонные трубки разрывались от проклятий, и «люди Пиночета» уже не казались столь любезными, как в день «дружеской встречи», и не приглашали нас в гости. Что и требовалось доказать".

Архив

Февраль 2012
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner